06 Мая 2012 года

Domaine William Fevre: Шабли с большой буквы

Ставшее именем нарицательным слово «Шабли» многих вводит в заблуждение, вызывая в памяти достаточно простые свежие белые вина. На самом же деле Chablis — одно из величайших вин Франции, доступное далеко не каждому.

 
 
Если, конечно, это настоящее Шабли - такое, какое сегодня делают в хозяйстве Domaine William Fevre. Эксперты полагают, что характерной чертой рынка Шабли, одного из самых популярных вин на нашей планете, является его нестабильность и непредсказуемость. Как правило, среди причин называют коварство погоды, далеко не всегда позволяющей получить урожай приемлемого качества и нужного объема, колебания потребительского спроса и, наконец, наличие (до сих пор!) на рынке множества «двойников» из Австралии и США. Но проблема «двойников» уже практически решена, потребители демонстрируют устойчивый рост интереса, и тогда возникает вопрос: а сможет ли Франция удовлетворить спрос на эти вина, особенно в премиальном и суперпремиальном сегментах рынка? Нет повести печальнее на свете... Эта бессмертная шекспировская строка как нельзя лучше подходит для того, чтобы понять корни проблем имени нарицательного, в которое превратилось слово «Шабли». Итак, в далекие Средние века Йонна и Бон были крупнейшими поставщиками вина в Париж — соответственно, белого и красного. И хотя морозы и весенние заморозки нередко уничтожали труд виноделов Йонны, замены их продукции не было. Но потом появились железные дороги, началось активное освоение южных регионов Франции, и значение виноградников Йонны свелось практически к нулю. Увы, к тому времени слово «Шабли» уже прочно ассоциировалось просто с белым вином и это на фоне того, что при первой классификации виноградников Шабли (1930-е годы) к таковым было отнесено всего 400 га земли. Разумеется, настоящие Шабли тогда были редкостью, да и не могли не быть: как назло, погода чуть ли не ежегодно подкидывала сюрпризы в виде неожиданных похолоданий, а традиционные печки в междурядье виноградников почти не помогали. Только в 60-е годы прошлого века, когда были разработаны новые методы борьбы с заморозками, появилась возможность собирать более или менее гарантированные урожаи. Казалось бы, все благоприятствовало возрождению былой славы: урожаи стабилизировались, увеличивались площади виноградников, но совершенно неожиданно в регион пришла мода на выдержку вина в новых дубовых бочках. И в результате произошла потеря того, что образно называют словом «лицо»: была утрачена природная фруктовость и минеральность вина. В общем, к излому тысячелетий виноделам Йонны пришлось решать две непростые задачи. Во-первых, конечно же, надо было отстоять право на имя, право на слово Chablis. А во-вторых, надо было вернуть то самое утраченное лицо. Вот уже скоро 10 лет как имя Вильяма Февра, винодела и владельца одного из крупнейших участков в Шабли, стало синонимом региона, где он начинал свое дело. И тому есть веские причины: всю свою жизнь Вильям посвятил неустанной пропаганде этого вина, причем не только во Франции, но и во многих других странах. Однако будет несправедливо не отметить, что Вильям был не только пропагандистом, но и именитым виноделом и энологом. Именно ему приписывается резкое сопротивление любым попыткам расширить границы региона, где может выращиваться виноград для Шабли. Как специалист, он прекрасно понимал, что такое вино, как Шабли, может быть сделано только в непростом климате северной Бургундии и только на киммерийских известняках. В 1998 году, на склоне лет, Вильям Февр принял решение отойти от дел и продал свое поместье, к тому моменту одно из крупнейших в регионе, компании Henriot Champagne из Шампани, которой, в свою очередь, владеет один из именитейших Винных Домов Бургундии Bouchard Pere et Fils. Управляет поместьем Жозеф Энрио, а всем, что относится к виноделию, заведует команда виноделов бургундского дома. Вот какое хозяйство досталось новому владельцу поместья Domaine William Fevre: виноградники общей площадью более 40 га, из которых 15,8 га расположены в 6 из 7 клима аппелласьона Шабли Гран Крю и примерно столько же — в клима аппелласьона Шабли Премье Крю, и довольно устаревшее технологическое оборудование. Кроме того, что немаловажно, в их распоряжении было громкое имя, или, правильнее сказать, бренд. Первое, что сделала команда Bouchard Pere et Fils,— это навела порядок на виноградниках, приняв все необходимые меры для снижения урожайности. Далее последовала винодельня, где были установлены только мягкие пневматические прессы, а ферментация стала проводиться комбинированным способом: частью в небольших дубовых бочках, частью — в емкостях из нержавеющей стали. Как правило, по завершении основной ферментации проводится малолактическая ферментация, которая делает молодое вино более мягким. Готовое вино выдерживается как в дубовых бочках, так и в чанах из нержавеющей стали, причем, как и в случае ферментации, способ выдержки и пропорции зависят от качества урожая. Результат не заставил себя ждать: в считанные годы критики и эксперты удостоили Chablis с торговой маркой William Fevre титула «самые утонченные» и присвоили им высокие рейтинги. Ежегодно в Шабли разливается около 30 млн бутылок вина, из которых 14,2% соответствуют требованиям AOC Пти Шабли, 66,7% соответствуют требованиям AOC Шабли, 16,9% соответствуют требованиям AOC Шабли Premier Cru и, наконец, 2,2% соответствуют требованиям AOC Шабли Grand Cru. Теперь посмотрим, куда и в каких объемах продаются Шабли. Примерно 10 млн бутылок выпивают сами французы, справедливо полагающие, что бокал этого белого вина как нельзя лучше подходит к морепродуктам. Из остающихся 20 млн бутылок без малого 9 млн выпивают граждане туманного Альбиона, порядка 2 млн — Страны восходящего солнца, примерно по 1,5 млн — жители Германии, Бельгии и Голландии и, наконец, около 0,5 млн — граждане США. И вот что интересно: на изломе тысячелетий экспорт Шабли на все ключевые рынки устойчиво сокращается в объемных показателях в пользу рынка внутреннего, но слабо меняется в показателях денежных. Другими словами, заморские потребители Шабли все чаще и чаще предпочитают вина более дорогие, а значит, и более качественные. В любом случае отметим: на все страны нашей планеты, кроме указанных выше, приходится не более 4 млн бутылок настоящего Шабли, причем вовсе не обязательно самого высокого качества. Сегодня лишь несколько производителей могут предложить то самое Шабли, о котором один из самых знаменитых винных критиков Хью Джонсон написал: «Это было величайшее вино, какое я когда-либо пил». В их число входят: Domaine Michel Laroche, Domaine William Fevre, Rene & Vincent Danvissat, Jean-Marie Raveneau. Объем производства последних двух хозяйств 70 тыс. и 40 тыс. бутылок вина в год соответственно, и, по некоторым сведениям, на российский рынок попадает не более нескольких сотен бутылок этого вина в год. Шабли от Мишеля Лароша критика уверенно делит на вина, виноград для которых выращен на собственных виноградниках маэстро (примерно 0,5 млн бутылок в год), и на негоциантские вина. И если первые заслуживают высоких оценок, то вторые, увы, не очень. Потребители же весьма оперативно отреагировали на тот факт, что с недавних пор имя Michel Laroche стало международным брендом (г-н Ларош увлекся проектами за пределами Шабли и даже за пределами Франции), и в их глазах этот бренд перестал ассоциироваться только и исключительно с Шабли высочайшего качества. Что остается? Не так уж и много Шабли, качество которого оценивается от среднего до очень хорошего. И один из немногих производителей выдающихся Шабли — Domaine William Fevre. Между прочим, не только для российского, но и для всех прочих рынков нашей планеты. В общей сложности это менее миллиона бутылок вина в год. На всех… Изысканные Шабли от Domaine William Fevre, а также множество качественных вин других производителей разных стран и регионов Вы можете продегустировать и приобрести в ресторане французской кухни Pinot Noir и бутиках вина и деликатесов Mozart Wine House в Ростове-на-Дону. Добро пожаловать! Источник - www.winebay.ru